251 ст. ук рф: комментарий к статье и судебная практика

Понятие самоуправства, наказание за которое предусматривает уголовное законодательство в ст. 330 УК РФ, представляется довольно сложным для восприятия. Нарушение каких именно норм и правил будет считаться таковым? И когда за действия такого характера наступает административная, а не уголовная ответственность? Читайте обо всем этом далее в статье.

КоАП РФ: самоуправство

251 ст. УК РФ: комментарий к статье и судебная практика

В КоАП РФ самоуправство трактуется как самовольная реализация своего предполагаемого или действительного права наперекор порядку, который был установлен федеральным законом или иными нормативно-правовыми актами страны. При этом отсутствует факт причинения существенного вреда рядовым гражданам или организациям.

За данное правонарушение предусмотрена санкция в виде штрафа, сумма которого зависит от того, кем оно совершено. Если это должностное лицо, то размер взыскания будет варьироваться от 300 до 500 руб., если обычный гражданин – от 100 до 300 руб.

Состав административного правонарушения будет присутствовать только в том случае, если оно не повлекло за собой наступления оговоренных в Уголовном кодексе РФ последствий.

Самоуправство: ст. 330 УК РФ

251 ст. УК РФ: комментарий к статье и судебная практика

Уголовное законодательство нашей страны трактует понятие самоуправства как самовольную реализацию каких-либо действий, совершенную в нарушение порядка, установленного законами или иными нормативными требованиями, правомерность которых оспаривает гражданин или организация, если им при этом причинен серьезный вред. При наличии простого состава лицо, виновное в данном преступном деянии, ждет наказание в виде:

  • денежного штрафа в сумме до 80 000 руб. либо в размере иного дохода, зарплаты за период до полугода;
  • обязательных работ сроком до 480 часов;
  • до 2 лет исправительных работ;
  • ареста до 6 мес.

Во второй части изучаемой нормы уголовного права оговорены признаки квалифицирующего состава, а именно: насилие или предпринятая угроза его применения к потерпевшему. В данном случае приговор по ст. 330 УК РФ подразумевает арест на срок до полугода либо лишение свободы до 5 лет.

Характеристика объекта

Состав преступного деяния (самоуправства) предусматривает два объекта: основной и дополнительный.

Первым является порядок осуществления (воплощения) гражданами своих прав либо интересов какого-либо учреждения, установленный определенными нормативными актами.

В качестве дополнительного объекта могут выступать не только иные права и интересы юридических и физических лиц, но и собственность.

Характеристика объективной стороны

251 ст. УК РФ: комментарий к статье и судебная практика

Объективную сторону преступного деяния, попадающего при квалификации под ст. 330 УК РФ, следует охарактеризовать тремя признаками.

  1. Деяние общественно опасного характера в форме активных действий.
  2. Последствия совершенного действия.
  3. Присутствие связи причинно-следственного характера между первым и вторым пунктом.

При этом действия лица, признанного виновным, должны обладать следующими обязательными признаками:

  • они совершаются вопреки порядку, который был установлен законом и иными нормативно-правовыми актами, и самовольно, то есть по его собственной воле;
  • правомерность этих действий должна оспариваться гражданином (физическим или юридическим лицом) либо организацией.

Таким образом, виновный должен игнорировать требования, установленные нормами права и регулирующие интересы лиц, как физических, так и юридических. Действия преступного характера он совершает для удовлетворения исключительно собственных интересов, без учета мнения других.

Также объективная сторона состава по ст. 330 УК РФ характеризуется одним основным признаком — это наличие последствий.

Они выражаются в виде значительного вреда, который был причинен совершенными действиями лицу (юридическому, физическому).

Степень вреда обладает оценочным характером и определяется с учетом обстоятельств каждого конкретного дела. Он может быть физическим, имущественным, организационным и т. д.

Состав данного преступного деяния определяется как материальный, то есть оно признается совершенным с момента наступления последствий, квалифицируемых как опасные для общества.

Субъект и субъективная сторона

251 ст. УК РФ: комментарий к статье и судебная практика

Изучив ст. 330 УК РФ с ми, можно понять природу субъекта данного преступления и его субъективной стороны. Последняя выражается в форме умышленной вины. Виновное лицо в полной мере осознает то, что делает и насколько это опасно. Преступник предвидит вероятность наступления последствий и причинения существенного вреда и желает их причинить либо осознанно допускает их наступление или относится к этому безразлично.

Субъектом данного преступления (самоуправства) является вменяемое лицо (физическое), которое достигло к моменту его совершения возраста 16 лет.

Во второй части ст. 330 УК РФ в качестве квалифицирующего признака преступления (самоуправства) предусматривается способ его совершения, который может выражаться в насилии либо угрозе его применения по отношению к потерпевшему. Что следует понимать под этим?

Применение насилия

Уголовное право расценивает насилие как действия, связанные с физическим воздействием на жертву.

Они могут выражаться в нанесении побоев, причинении физической боли, истязании, ограничении свободы, связывании, а также причинении вреда здоровью — средней или легкой тяжести. Как видите, вопрос квалификации деяния достаточно сложен.

Если, в частности, здоровью жертвы при самоуправстве был причинен тяжкий вред или смерть, то она будет осуществляться по совокупности, а именно совместно со ст.111, 105 УК РФ соответственно.

Применение угрозы насилия

251 ст. УК РФ: комментарий к статье и судебная практика

Судебная практика по ст. 330 УК РФ показывает, что самоуправство довольно часто сопровождается угрозами в адрес потерпевшего о применении насилия. Под этим следует понимать высказывание виновным намерений о возможности применения по отношению к любого физического насилия, включая убийство или тяжкий вред. Угроза должна быть максимально действительной и правдоподобной.

Источник: https://www.syl.ru/article/297407/samoupravstvo-st-uk-rf-s-kommentariyami-sudebnaya-praktika

Анализ судебной практики применения статьи 292 УК РФ (Служебный подлог). — Мониторинг правоприменения

В статье 292 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 Уголовного кодекса). Ответственность по части второй указанной статьи наступает за те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 292 УК РФ, является умышленными в силу указания на мотив – корыстную или иную личную заинтересованность. По категории тяжести деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ, отнесено законодателем к преступлению небольшой тяжести, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УК РФ, – к преступлениям средней тяжести.

Криминологическая характеристика.

В результате исследования 68 решений судов в 28 субъектах Российской Федерации (г. Москва, г.

Санкт-Петербург, Саратовская область, Ростовская область, Свердловская область, Челябинская область, Оренбургская область, Новосибирская область, Самарская область, Ярославская область, Иркутская область, Тульская область, Тюменская область, Орловская область, Сахалинская область, Волгоградская область, Ленинградская область, Пермский край, Краснодарский край, Красноярский край, Приморский край, Республика Башкортостан, Республика Татарстан, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карелия, Удмуртская Республика, Чеченская Республика, Республика Мордовия) c 2015 по 2018 г. были получены следующие результаты.

Были выделены 4 основные сферы, в которых наиболее часто совершаются данные преступления:

  • •        охрана правопорядка, в том числе расследование преступлений и привлечение к административной ответственности, — 18 дел (26,5 %);
  • •        исполнение наказаний — 3 дела (4,4 %);
  • •        образовательная деятельность (высшее и средне-профессиональное образование) —  16 дел (23,5 %);
  • •        медицинская деятельность —  15 дел (22 %).

 В зависимости от квалификации преступлений по разным частям ст. 292 УК РФ дела распределились следующим образом: по ч. 1 ст. 292 УК РФ было квалифицировано 48 преступлений, что составило  70,6 %, по ч. 2 ст. 292 УК РФ – 20 преступлений, что составило 29,4 %. Среди всех проанализированных решений квалификация содеянного только по ст.

292 УК РФ имела место в 20 случаях (29,4 %), по совокупности – в 48 случаях (70,6 %), в том числе по совокупности с иными преступлениями против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285, 286, 290, 291.2, 293 УК РФ) — 36, с посягательствами на собственность (ст. 159, 159.

2, 160 УК РФ) — 10, с посягательствами на интересы правосудия (ст. 303, 305 УК РФ) – 4.

Предметом служебного подлога наиболее часто выступали процессуальные документы, издаваемые в рамках осуществления производства по уголовным делам — 7 случаев (10,3 %),  процессуальные документы по делам об административных правонарушениях —  8 случаев (11,8 %), листки временной нетрудоспособности, карты учета диспансеризации и акты медицинского освидетельствования – 15 случаев (22 %), зачетные книжки, экзаменационные листы, зачетно-экзаменационные ведомости – 16 случаев (23,5 %).

Выявлено три наиболее распространенных способа осуществления служебного подлога: изготовление поддельного документа (с использованием официальных бланков) — 26 приговоров (38,2 %), внесение заведомо ложных сведений, имеющих юридическое значение, в документ — 33 приговора (48,5 %), подписание документа, содержащего сведения, не соответствующие действительности, с фиксацией юридически значимых фактов — 9 приговоров (13,2 %).

Характеристика лиц, совершающих преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ (ряд анализируемых приговоров вынесен в отношении 2 лиц).

Квалификация преступления Характеристика должностного лица Итого
Представитель власти Лицо, выполняющее организационно-распорядительные и/или административно-хозяйственные функции
Ч. 1 ст. 292 УК РФ 13 38 51
Ч. 2  ст. 292 УК РФ 11 10 21
Итого: 24 48 72

Распределение лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ, по сферам деятельности.

Читайте также:  Привлечение к уголовной ответственности:
Сфера деятельности Осужденные
количество % от общего числа
  • Охрана правопорядка, в том числе:
  • — следователи, дознаватели,
  • — инспекторы ДПС,
  • — иные сотрудники полиции
  • — судьи
  1. 20
  2. 5
  3. 9
  4. 5
  5. 1
27,8
Исполнение наказаний 3 4,2
Образовательная деятельность 16 22,2
Медицинская деятельность 15 20,8
Иная 18 25

Следует подчеркнуть, что в рамках исследованной практики все лица, привлеченные к ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являлись лицами, не имеющими судимости.

Заслуживает внимания наказание, которое было назначено указанным лицам. В большинстве случаев за совершение преступления, предусмотренного ст.

292 УК РФ, назначаются наказания, не связанные с изоляцией от общества —  штраф, обязательные работы, исправительные работы.

Лишение свободы назначается в подавляющем большинстве случаев только по совокупности преступлений, при этом из 12 приговоров к лишению свободы в 8 случаях наказание было назначено условно.

В 5 случаях лица были освобождены от ответственности с уплатой судебного штрафа (6,9 %). В 3 случаях дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в одном – в связи с деятельным раскаянием. Еще в одном случае уголовное дело было прекращено на основании п. 1 ч. 6, п.

7 ч. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Выявлен один случай оправдания по ст. 292 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Распределение осужденных по ст. 292 УК РФ по видам назначенного наказания.

Квалификация преступления Всего осужденных Назначенное наказание
Штраф Обязательные работы Исправительные работы Лишение свободы
реальное условное
Ч. 1 ст. 292 УК РФ 41 27 3 11
Ч. 2 ст. 292 УК РФ 19 7 4 8
Итого 60 34 3 11 4 8

Дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности за преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ,  было назначено по только 10 приговорам (14,7 %).

Проблемы уголовно-правовой квалификации.

  1. Определение предмета преступления.

Трудности определения предмета преступления — официального документа —  по ст. 292 УК РФ обусловлены тем, что понятие «официальный документ» в УК РФ не раскрывается.

На уровне международных и национальных нормативно-правовых актов существует несколько норм, содержащих дефиницию официального документа[1], однако эти определения даются для целей соответствующего нормативно-правового регулирования, в связи с чем не могут быть механически применены для решения уголовно-правовых задач.

Источник: https://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/osnovy-pravovoj-sistemy/item/442-analiz-sudebnoj-praktiki-primeneniya-stati-292-uk-rf-sluzhebnyj-podlog.html

Наказание ниже низшего: как применять ст.64 УК и как обжаловать

Суд может назначить наказание при определенных условиях ниже и мягче, чем оно установлено в статье УК.

Статья 64 УК, позволяющая это сделать, предполагалась законодателем, вероятно, как такое наглядное олицетворение принципа гуманизма и справедливости. Что из этого вышло в итоге и как нам это использовать — попробуем разобраться.

Варианты смягчения

Вариантов смягчения наказания в ст.64 УК всего три.

Согласно этой статье наказание может быть назначено:

1) ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. Например, по ч.2 ст.228 УК (приобретение, хранение,перевозка наркотиков без цели сбыта) санкция предусматривает от 3-х до 10 лет. Но суд может назначить и меньше 3-х, если захочет применить ст.64 УК.

2) может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей. Например, ч.1 ст.161 УК (грабеж) вообще в качестве наказания не предусматривает штраф, но суд может его применить.

дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Например, ч.1 ст.291 УК (получение взятки) предусматривает в качестве наказания штраф с обязательным при этом лишением права занимать определенные должности. Но, с применением ст.64 УК, права можно не лишать, а назначить просто штраф.

Условия применения

Условия для ст.64 УК изложены так, что дают суду практически неограниченную власть в вопросе о том, применять ее или не применять. Как это происходит на практике, какие диаметрально противоположные случаи бывают — я покажу ниже.

Итак, наказание ниже низшего может быть назначено «при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления» (ст.64 УК).

Объединяющим признаком «исключительности» обстоятельств является то, что они понижают общественную опасность. Запомним это для понимания иногда странной логики суда в конкретных примерах, которые я приведу по ходу статьи.

В части 2 ст.64 УК предусмотрено два варианта для признания обстоятельств исключительными: это может быть какое-то одно конкретное обстоятельство или совокупность таких обстоятельств.

Какое-то одно сильное обстоятельство

Возникает справедливый вопрос — что это за одно такое обстоятельство, которое настолько сильно, что оно даже «круче» смягчающих обстоятельств, указанных в пунктах «и»,»к» ч.1 ст.61 УК.

Кратко напомню про эти смягчающие обстоятельства – это явка с повинной, активная помощь следствию, оказание медицинское помощи, возмещение ущерба и пр. — они снижают максимум наказания на треть. Эти смягчающие обстоятельства очень сильные, согласно смыслу УК суд не может их игнорировать .

Так какое же обстоятельство настолько сильнее их, что оно не просто снижает максимум, а минимум делает еще меньше?

Как мы видим из самого текста ст.64 УК, там отдельно выделяется активное содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления. И действительно, иногда одного этого обстоятельства достаточно для применения ст.64 УК.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/5c2f621748312b00a997f5f3

Вопросы практики применения примечаний к статьям особенной части ук рф

Среди преступлений против личности, обязанность правоприменителя освободить лицо от уголовной ответственности при выполнении соответствующих условий предусмотрена в статьях 122, 126 и 1271 УК РФ.

Примечанием к статье 122 УК РФ установлены следующие условия для освобождения от уголовной ответственности:

1. Освобождение от уголовной ответственности возможно лишь при совершении преступлений, предусмотренных в частях 1 и 2 указанной статьи.

Виновный подлежит освобождению от уголовной ответственности, при выполнении условий, лишь при заведомом поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, либо в случае заражения другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни.

При заражении ВИЧ-инфекцией двух и более лиц, либо несовершеннолетнего, а так же при заражении ВИЧ-инфекцией лицом, который ненадлежащим образом исполнял свои профессиональные обязанности данное примечание не применяется, лицо от уголовной ответственности по данному основанию не освобождается.

2. Лицо, поставленное в опасность заражения, либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у виновного этой болезни.

Преступление, предусмотренное частью 1 рассматриваемой статьи, считается оконченным в момент создания реальной опасности заражения. При этом, как отмечает Л.Л.Кругликов, ВИЧ-инфекция попадает в организм половым путем, при контактах поврежденных частей тела либо через кровь.

Опасность заражения возникает, например, при половом сношении ВИЧ-инфицированного без предохраняющих (контрацептивных) средств, при предоставлении им другому лицу использованного шприца для введения наркотиков и т.д.

[1] Таким образом, своевременным предупреждение о наличии этой болезни следует считать только в случае, если оно было выражено до возникновения реально возможности заражения, например, до начала полового сношения без предохраняющих (контрацептивных) средств, до осознанных контактов поврежденных частей тела и так далее.

При этом, условие своевременности равным образом применимо для целей освобождении от уголовной ответственности по части 2 статьи 122 УК РФ.

Вопрос об освобождении от уголовной ответственности в случае внутриутробного заражения матери решается аналогичным образом. В случае же поставления в опасность заражения, либо заражения ВИЧ- инфекцией матерью новорожденного, следует вести речь не о возможности освобождения от уголовной ответственности, а о наличии в деяниях матери состава преступления.

Поскольку законодателем установлено, что уголовная ответственность наступает за поставление в опасность заражения или заражения ВИЧ-инфекцией лица, то есть человека, а жизнь начинается с момента начала родов (прорезывание головки ребенка, выходящего из утробы матери[2]), то в случае заражения ВИЧ- инфекцией плода, состав преступления, предусмотренный статьей 122 УК РФ, — отсутствует.

В случае поставления в опасность заражения или заражения ВИЧ-инфекцией после начала родов, формально имеются все признаки состава преступления, предусмотренного статьей 122 УК РФ. Основания для применения примечания отсутствуют поскольку невозможно выполнить условие о своевременном предупреждении потерпевшего и о получении его согласия.

3. Лицо, поставленное в опасность заражения, либо зараженное ВИЧ-инфекцией, добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения.

Добровольность согласия означает, что потерпевший осознавал характер и опасность ВИЧ-инфекции, предвидел возможные неблагоприятные для его здоровья последствия и принял решение без воздействия на его сознание и волю со стороны третьих лиц, в том числе и виновного.

Некоторые ученые, в частности, А.Г. Антонов утверждают, что по своей правовой природе данное примечание является обстоятельством, исключающим преступность деяния, а не специальным основанием освобождения от уголовной ответственности[3] [4].

Действительно, наличие среди условий освобождения от уголовной ответственности указания на добровольное согласие может быть свидетельством наличия признаков такого, не указанного в уголовном законе обстоятельства, исключающего преступность деяния как согласие потерпевшего на причинение вреда.

Однако, примечанием, помимо указанного, предусмотрено ещё одно условие. Поэтому, данное примечание нельзя в полной мере отнести к институту обстоятельств, исключающих преступность деяния. Считаем, что правовая природа данного примечания имеет смешанный, комплексный характер.

  • В примечании к статье 126 УК РФ установлено, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
  • Добровольное освобождение похищенного означает, что похититель, осознавая возможность удержания потерпевшего, отказывается от дальнейших действий и отпускает (передает) похищенного правоох- ранительным органам или родственникам.
  • На практике возникает спорный вопрос, касающийся возможности применения данного примечания, в случае, если цель похищения была достигнута или же лицо, совершившее данное преступление, по независящим от него обстоятельствам не может удерживать потерпевшего.
Читайте также:  Статья 267 ук рф с комментариями

В постановлении Президиума Верховного суда РФ от 8 августа 1999 года[5] было отмечено, что по смыслу закона (примечание к статье 126 УК РФ) под добровольным освобождением похищенного лица следует понимать такое освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжать незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу. Однако, освобождение не должно быть обусловлено невозможностью удерживать похищенного, либо выполнением или обещанием выполнить условия, явившиеся целью похищения.

Аналогичная позиция содержится и в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.12.12 г. по делу №11—012—80.

3S В указанном судебном акте было отмечено, что доводы адвоката о добровольности освобождения потерпевших, и как следствие, о применимости примечания к статье 126 УК РФ необоснованны по той причине, что осужденные, похищая потерпевших, требовали от них указания местонахождения определенных лиц. При этом, после выполнения этих условий похищенные были освобождены.

Поэтому, учитывая теоретические положения можно сделать вывод о том, что если лицо достигло цели похищения или по обстоятельствам, не зависящим от него, оно не может удерживать потерпевшего, данное лицо не подлежит освобождению от уголовной ответственности на основании примечания к статье 126 УК РФ.

Как верно отмечает П.А. Скорбликов, критерий добровольности освобождения потерпевшего включает в себя два условия:

  • 1. должны быть на лицо объективная и субъективная возможность для виновного продолжать незаконное удержание потерпевшего;
  • 2. освобождение потерпевшего должно произойти до выполнения требований преступника.[6] [7]

Как следует из смысла закона, в случае совершения преступления, предусмотренного пунктом «а» части 2 статьи 126 УК РФ,— похищения человека, совершенного группой лиц по предварительному сговору, подлежат освобождению от уголовной ответственности лишь те соучастники, которые либо непосредственно участвовали в добровольном освобождении похищенного, либо выразили свое согласие на его освобождение.

Так же возникает вопрос, касающийся освобождения от уголовной ответственности в случае совершения квалифицированного похищения, например, в случае причинения в ходе похищения вреда здоровью любой степени тяжести или смерти по неосторожности.

Если следовать формально-юридическому подходу, то правоприменитель, освобождая лицо от уголовной ответственности за квалифицированное похищение, например, по пункту «в» части 3 статьи 126 УК РФ, освобождает от уголовной ответственности в полном объеме. То есть в том объеме, который предусмотрен и охватывается соответствующими пунктами и частями статьи 126 УК РФ.

Если вести речь о пункте «в» части 3 статьи 126 УК РФ, причинение потерпевшему смерти по неосторожности полностью охватывается указанным пунктом и дополнительной квалификации по статье 109 УК РФ не требует. Таким образом, лицо освобождается от уголовной ответственности в полном объеме, в том числе и по такому квалифицирующему признаку, как причинение смерти по неосторожности.

Однако, если исходить из смысла закона, то следует, что целью установления такой поощрительной нормы как примечание к статье 126 УК РФ является стимулирование виновного к освобождению похищенного и, соответственно, прекращению похищения.

Кроме того, законодателем в примечании специально оговорено такое условие как «отсутствие в действиях иного состава преступления». В ряде примечаний к статьям такое условие не названо. В вышеуказанном случае в действиях виновного имеется состав иного преступления, а именно, части 1 статьи 109 УК РФ.

Поэтому если в деяниях виновного лица правоприменителем будет усмотрен иной состав преступления, то за совершение похищения виновного следует освободить от уголовной ответственности, а за совершение всех иных деяний, — привлечь к уголовной ответственности на общих основаниях. Данный вывод также подтверждается судебной практикой.

Последним примечанием, содержащимся в разделе преступлений против личности, является примечание к статье 1271 УК РФ.

Указанным примечанием установлены такие условия для освобождения от уголовной ответственности как:

1. Освобождение от уголовной ответственности возможно лишь при совершении преступления, предусмотренного частью 1 и пунктом «а» части 2 указанной статьи.

В случае торговли людьми законодатель устанавливает возможность освобождения от уголовной ответственности только в основном составе и его квалифицированной разновидности в виде совершения деяния в отношении двух и более лиц. В остальных случаях освобождение от уголовной ответственности по примечанию невозможно.

2. Названное преступление должно быть совершено впервые.

Пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответствепности»[8] было разъяснено, что впервые совершившим преступление следует считать, в частности, лицо:

  1. A) совершившее одно или несколько преступлений (вне зависимости от квалификации их по одной статье, части статьи или нескольким статьям Уголовного кодекса Российской Федерации), ни за одно из которых оно ранее не было осуждено;
  2. Б) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления не вступил в законную силу;
  3. B) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления вступил в законную силу, но ко времени его совершения имело место одно из обстоятельств, аннулирующих правовые последствия привлечения лица к уголовной ответственности (например, освобождение лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения предыдущего обвинительного приговора, снятие или погашение судимости);
  • Г) предыдущий приговор в отношении которого вступил в законную силу, но на момент судебного разбирательства устранена преступность деяния, за которое лицо было осуждено;
  • Д) которое ранее было освобождено от уголовной ответственности.

Таким образом, высшая судебная инстанция придерживается позиции, что следует считать впервые совершенным преступлением по юридическому, а не фактическому признаку.

3. Виновный должен добровольно освободить потерпевшего.

Относительно понятия добровольности и критериев его определения было сказано при анализе примечания к ст. 126 УК РФ.

4. Виновный должен способствовать раскрытию совершенного преступления.

К способствованию раскрытию преступления следует отнести действия виновного, совершенные им до возбуждения уголовного дела. К таковым следует отнести:

  • ? сообщение сведений о признаках подготавливаемой, совершаемой или совершенной купли-продажи человека, иных сделок в отношении человека, вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека, если при этом у правоохранительных нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
  • ? сообщение данных, места нахождения, роли лиц, совершающих куплю-продажу человека, иные сделки в отношении человека, вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение человека, если при этом у правоохранительных нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
  • ? сообщение сведений о лицах, которые могут дать свидетельские показания, относительно фактов купли-продажи человека, иных сделках в отношении человека, вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека, если при этом у правоохранительных нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
  • ? сообщение сведений о месте нахождения орудий совершения купли-продажи человека, иных сделок в отношении человека, вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека, иных предметов и документов.

Перечень действий по способствованию раскрытию преступления не является исчерпывающим.

Источник: https://bstudy.net/650933/pravo/voprosy_praktiki_primeneniya_primechaniy_statyam_osobennoy_chasti

Что ожидать от судебной практики по статье 274.1 УК РФ

Прогнозировать судебную практику — занятие неблагодарное, но иногда это удается с высокой степенью уверенности в результате. Субъекта КИИ в первую очередь интересует, кто и в каком случае может быть привлечен к ответственности по ч. 3-5 статьи 274.

1 УК РФ («Неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации»).

Для события преступления по этим составам требуется два фактора: должен быть причинен вред КИИ и причиной этого вреда должно являться невыполнение виновником правил эксплуатации «средств хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, содержащейся в КИИ«.

КИИ определена в ФЗ-187 как совокупность объектов критической информационной инфраструктуры и сетей электросвязи, используемых для организации взаимодействия таких объектов. Соответственно, причинение вреда любому объекту КИИ будет причинением вреда КИИ в целом.

Рассматриваемую предметную область можно охарактеризовать так:

  • Есть объекты, инциденты с которыми могут привести к резонансным последствиям (могут погибнуть люди, остановиться производство, наступить экологические последствия и т.п.)
  • Есть правила эксплуатации этих объектов, эти правила кто-то может умышленно или по незнанию нарушить, и это нарушение может стать причиной такого инцидента. При этом непонятно, о каких правилах идет речь в статье.
  • Виновником нарушения может стать только вполне конкретной лицо — следствие должно установить и доказать, что бездействие этого лица или определенные действия этого лица стали причиной инцидента и причиненного им вреда. Соответственно, непонятно, кто может быть признан таким виновником в случае реального инцидента.

Статистически значимой судебной практики по применению этой статьи нет и в ближайшее время не предвидится.

Но есть статья 274 УК РФ («Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей»), которая на первый взгляд полностью аналогична и по которой судебная практика есть. Вот что говорится о ней в методических рекомендациях Генеральной Прокуратуры РФ:

  • «Предметом данного преступления являются средства хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, информационно-телекоммуникационные сети и оконечное оборудование.» Тут все понятно: для события преступления требуется, чтобы вред был причинен воздействием на техническую составляющую объекта.
  • «Данная норма является бланкетной и отсылает к конкретным инструкциям и правилам, устанавливающим порядок работы со средствами хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, информационно-телекоммуникационными сетями и оконечным оборудованием в ведомстве или организации.» Т.е. не существует абстрактных, по умолчанию всем известных правил — нарушить можно только требования конкретных документов.
  • «Эти правила должны устанавливаться правомочным лицом.» Тут тоже понятно: никто не обязан выполнять предписания лица, которое никто такими полномочиями не наделял. В зачет идут только требования, установленные уполномоченным лицом.
  • «Между фактом нарушения и наступившим существенным вредом должна быть установлена причинная связь, а также доказано, что наступившие последствия являются результатом нарушения правил эксплуатации… Правила, о которых идет речь в ст. 274 УК РФ, должны быть направлены только на обеспечение информационной безопасности.». Очевидно.
  • «Правила доступа и эксплуатации, относящиеся к обработке информации, содержатся в различных положениях, инструкциях, уставах, приказах, ГОСТах, проектной документации на соответствующую автоматизированную информационную систему, договорах, соглашениях и иных официальных документах.» Т.е. нарушением правил эксплуатации считается нарушение вообще любых обязательных к исполнению требований, в каких бы документах и нормативных актах они ни содержались.
Читайте также:  Насильственная преступность: что это, причины, условия, признаки

Последний пункт хочу отметить особо: часто приходится слышать мнение, что под правилами эксплуатации понимаются только внутренние нормативные акты организации, которой принадлежит информационная система — дескать, только владелец информационной системы может устанавливать правила ее эксплуатации. Это не соответствует процитированной выше позиции Генпрокуратуры, которая явно называет одним из источников правил эксплуатации государственные стандарты — уж они-то никак не являются внутренними нормативными актами организации. Такая ошибка в трактовке обусловлена двумя факторами

Пересказывая чужое мнение, люди склонны опускать или искажать незначительные, по их мнению, подробности. Так, в учебных пособиях понятие «правила эксплуатации» пересказывается более простым языком и, к примеру, студентам Университета прокуратуры РФ преподносятся так:

Данные правила должны быть установлены уполномоченным лицом и приняты в надлежащем порядке, например утверждены письменным приказом, с которым исполнители должны быть ознакомлены под роспись.

Кроме того, правила эксплуатации могут не только устанавливаться управомоченным лицом, но и определяться техническими описаниями и инструкциями, передаваемыми работодателем работнику, а также пользователю от производителя при приобретении соответствующего устройства или программного обеспечения, либо правилами доступа к информационно-телекоммуникационным сетям в определенных случаях.

Как видим, смысл разъяснений Генпрокуратуры тут сохранен, но из примеров исчезли ГОСТы и иные официальные документы, остались только внутренние нормативные документы, с которыми ознакомливается пользователь или работник. Неудивительно, что в дальнейшем выпускники не обращаются к первоисточникам, а пересказывают единожды выученный материал.

Второй фактор — ничтожно малое количество случаев применения статьи 274 УК РФ: по данным Судебного департамента при ВС РФ, за 2017-2018 годы всеми судами РФ вынесено 2 (прописью «Два») приговора, причем в обоих случаях эта статья являлась дополнительной к основному деянию.

По другим источникам (спасибо Валерию Комарову), в 2010-2017 годах правоохранительными органами было возбуждено всего 21 уголовное дело с квалификацией деяния по этой статье.

Поэтому, говоря о судебной практике по нарушениям правил эксплуатации, мы имеем дело со статистически ничтожной выборкой, в которую попали, в основном, преступления против коммерческих компаний, возбужденные по заявлению их владельцев. Для квалификации деяния было достаточно того, что нарушены внутренние правила потерпевших.

В КИИ, применительно к значимым объектам, мы имеем принципиально иную ситуацию: есть ряд правовых норм, которые определяют обязанности субъекта КИИ в ходе эксплуатации значимого объекта КИИ — см. например, раздел 13 приказа ФСТЭК №239. Возникает вопрос: что будет, если причиной резонансного инцидента на значимом объекте КИИ станет игнорирование требований регулятора?

Судебная практика по статье 274 УК РФ нам тут не помощник, но есть другая предметная область, обладающая точно такими же характеристиками — пожарная безопасность:

  • Есть объекты, пожары на которых могут привести к резонансным последствиям (могут погибнуть люди, остановиться производство, наступить экологические последствия и т.п.)
  • Есть правила пожарной безопасности этих объектов, эти правила кто-то может умышленно или по незнанию нарушить, и это нарушение может стать причиной такого инцидента. При этом точно так же непонятно, о каких правилах идет речь в статье.
  • Виновником нарушения может стать только вполне конкретной лицо — следствие должно установить и доказать, что бездействие этого лица или определенные действия этого лица стали причиной инцидента и причиненного им вреда. Соответственно непонятно, кто может быть признан таким виновником в случае реального инцидента.

В обзоре судебной практики мы видим, что Пленум ВС РФ трактует понятие «правила пожарной безопасности» точно так же, как Генпрокуратура — понятие «правила эксплуатации»:

Как известно, диспозиция этой статьи является бланкетной. Законодатель не раскрывает в ней понятия «правил пожарной безопасности» и отсылает нас к нормам специального законодательства.

При этом в Федеральном законе «О пожарной безопасности» один из видов нормативных документов в этой области называется «правилами пожарной безопасности».

В то же время этим Федеральным законом отнесены к нормативным документам по пожарной безопасности стандарты, нормы, инструкции и иные документы, нарушение которых при наступлении указанных в диспозиции ст. 219 УК РФ последствий влечет уголовную

ответственность.

Как видим, в обеих предметных областях под «правилами» судебная система РФ понимает совокупность всех норм, устанавливающих обязанности субъекта в данной предметной области, независимо от того, каким именно документом эти обязанности установлены. Значит, стоит ожидать, что и при применении статьи 274.1 УК РФ судебная система будет относить к правилам эксплуатации также и нормативные требования ФСБ и ФСТЭК, определяющие обязанности субъекта КИИ в ходе эксплуатации объекта КИИ.

Говоря проще, если п. 13.2 и 13.

3 приказа ФСТЭК №239 требуют от субъекта КИИ проводить периодический анализ уязвимостей и выполнять управление обновлениями, то невыполнение этих требований в случае успешной атаки на объект КИИ вируса-шифровальщика станет самостоятельным уголовным преступлением, ответственность за которое лежит на субъекте КИИ. И тут возникает интересный вопрос: кто именно эту ответственность понесет?

И тут опять на помощь приходит судебная практика по делам о пожарной безопасности. Вот один из характерных примеров. Организация арендовала дебаркадер и оборудовала на нем общежитие.

Был назначен ответственный за пожарную безопасность, но фактически требования пожарной безопасности не выполнялись или выполнялись не в полном объеме (в приговоре перечислены только нарушения).

Случился пожар, погиб человек. Суд постановил:

  • Несмотря на то, что приказом директора был назначен ответственный за пожарную безопасность, именно директор «не обеспечил обучение ответственных работников пожарно-техническому минимуму в объеме знаний требований нормативных правовых актов, регламентирующих пожарную безопасность, в части противопожарного режима, а также приемов и действий при возникновении пожара в организации, позволяющих выработать практические навыки по предупреждению пожара, спасению жизни, здоровья людей и имущества при пожаре, не проводил у работников проверку знаний требований пожарной безопасности».
  • Именно директор «не обеспечил исправное состояние знаков пожарной безопасности, в том числе обозначающих пути эвакуации и эвакуационные выходы, вследствие чего эвакуационное освещение не включалось автоматически при прекращении электропитания рабочего освещения«
  • По вине именно директора «здание надстройки дебаркадера, являясь объектом общественного назначения не было оборудовано автоматической установкой пожарной сигнализации с установкой в помещениях дымовых извещателей» и т.п.

Суд постановил, что все перечисленные в приговоре нарушения были совершены именно директором, осознанно, ради экономии, с пониманием возможнх последствий. Директор был признан виновным, и то, что он отделался условным сроком, который был с него снят в связи с амнистией — совсем другая история.

Подобная практика вполне применима и к значимым объектам КИИ. Если атака на объект КИИ приведет к резонансным последствиям, кто-то должен стать крайним.

Следуя логике, которой руководствовался суд при вынесении рассмотренного выше приговора, персонал, ответственный за обеспечение безопасности, пожарная она или информационная, несет ответственность только за выполнение тех обязанностей, которые явно установлены для него внешними или внутренними нормативными актами.

Если руководитель организации не назначил ответственных, не определил их обязанности или не обеспечил возможность исполнения ими этих обязанностей (не организовал обучение, не выделил бюджет и т.п.), то ответственность за последствия несет он сам.

Это не единственный подобный приговор, просто он первым попался в поисковой выдаче. Не факт, что следствие и суды всегда будут придерживаться этой логики.

Но этот пример показывает, что в случаях, когда речь идет о гибели людей или других столь же резонансных последствиях, руководитель организации часто отвечает за последствия солидарно с ответственными работниками, а в некоторых случаях и единолично.

Источник: https://finreg.ru/ib/chto-ozhidat-ot-sudebnoj-praktiki-po-state-274-1-uk-rf/

Ссылка на основную публикацию