Статья 107 упк рф: условия домашнего ареста при уголовном деле

Последнее обновление — Декабрь 2019

Законодатель определил ряд мер, чтобы расследованию преступлений не создавалось препятствий. Одна из них представлена в виде домашнего ареста привлекаемых к ответственности лиц. Положения, особенности, относящиеся к понятию и правилам его избрания, прописаны в статье 107 УПК РФ.

Что такое домашний арест

Домашний арест – мера принуждения в уголовном процессе, призванная обеспечить предупреждение вероятных помех выяснению истины по уголовному делу. Это одна из наиболее суровых мер пресечения. Ее выбор обусловлен невозможностью применения более гуманной меры, к примеру, залога или подписки о невыезде.

Домашний арест – изоляция от общества подозреваемого/обвиняемого в жилище, где он пребывает на любых правовых основаниях постоянно (в собственном, арендуемом жилище и пр.).

При условии, что он нуждается в стационарном лечении, его могут изолировать в медицинском учреждении. На арестованного также возлагается ряд запретов.

Контролирующие органы

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном деле

Соблюдение условий и наложенных запретов контролируется специализированным государственным органом – Уголовно-исполнительной инспекцией (УИИ) района, где находится жилище обвиняемого – место ареста.

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном деле

При необходимости контроль происходит во взаимодействии с другими органами правоохраны и организациями – полицией, Следственным комитетом, учреждениями, оказывающими медицинскую помощь и иными.

Правила зачета в срок наказания

Надо понимать, что домашний арест является мерой пресечения, а не наказанием. Но все же время, проведенное под домашним арестом, впоследствии включается в срок наказания, которое будет назначено приговором.

То есть фактически начало отбывания наказания связано с началом течения срока домашнего ареста. Но этот зачет происходит по определенным правилам – один день лишения свободы это два дня нахождения под домашним арестом.

Такое исчисление стало действовать с июля 2018. Раньше применялся принцип «один к одному».

Каким образом избирается домашний арест

Домашний арест избирает только суд по итогам рассмотрения ходатайства следователя или дознавателя, расследующего преступление.

При этом вопрос о его применении может быть рассмотрен в любой стадии уголовного судопроизводства, то есть как в ходе следствия, так и в процессе рассмотрения судом уголовного дела.

Условия применения

Для того, чтобы домашний арест возможно было применить, по ст. 97 УПК РФ необходимо:

  1. Уголовное дело, где у человека имеется статус подозреваемого или обвиняемого.
  2. Наличие данных, дающих основания сделать вывод о том, что обвиняемый или подозреваемый:
    • будет воздействовать на свидетелей и очевидцев, может избавиться от доказательств или еще каким-либо способом помешает производству по делу;
    • будет и дальше совершать преступления;
    • может скрыться.

Помимо указанных, обязательно по ст. 99 УПК РФ принимаются во внимание и другие обстоятельства:

  1. Тяжесть содеянного преступления.
  2. Сведения о личности, возраст подозреваемого/обвиняемого.
  3. Состояние его здоровья, имеет ли он семью, чем занимается.
  4. Прочие обстоятельства, к примеру, поведение, отношение к содеянному и т. д.

Постановление суда

По итогам рассмотрения ходатайства о домашнем аресте, судом выносится постановление. В нем обязательно описываются условия исполнения, среди них:

  • жилое помещение, в котором будет пребывать подозреваемый/обвиняемый;
  • длительность пребывания под арестом;
  • варианты, как надлежит связываться со следователем, дознавателем и УИИ;
  • запреты, возлагаемые на арестованного.

Длительность домашнего ареста

Если суд сочтет ходатайство о домашнем аресте подлежащим удовлетворению, он может продлиться до 2 месяцев, которые отсчитываются с вынесения постановления.

Максимальные сроки продления

Если расследование невозможно завершить за этот период, домашний арест может продляться также судом в определенном ст. 109 УПК РФ порядке:

0,5 года

До полугода по делам о любых преступлениях.

1 год

До года для обвиняемых в тяжких и особо тяжких деяниях, если расследование особо сложное.

1,5 года

До 1,5 лет в исключительных ситуациях для обвиняемых в особо тяжких преступлениях.

Период, в который лицо было заключено под стражу в СИЗО (следственном изоляторе), входит в срок домашнего ареста.

Это означает, что если человек первоначально находился под стражей, а впоследствии эта мера пресечения ему была заменена на домашний арест или наоборот, совокупная их длительность также не может составлять дольше этих пределов. При этом 1 день под стражей учитывают как 2 дня домашнего ареста (ч. 3.4 ст. 72 УК РФ).

Продление домашнего ареста свыше 1,5 лет не допускается. По его истечению обвиняемый незамедлительно освобождается кроме ситуаций, в которых продление срока необходимо:

  1. Для окончания ознакомления обвиняемого с материалами завершенного дела.
  2. Для принятия прокурором (направлять ли дело в суд) или судом (принимать ли к производству) решения по делу.
  3. Для разрешения вышестоящим прокурором или судом жалобы на возврат оконченного дела в орган расследования, если нижестоящий прокурор или суд не посчитает возможным направлять или рассматривать дело.

Основания для продления

Основания для продления срока домашнего ареста такие же, как условия его избрания. Только суды, первоначально назначившие эту меру пресечения, более внимательно и тщательно должны оценивать исключительную надобность ее продления и вероятность применить другую менее ограничивающую в правах меру.

На практике следователи и дознаватели редко ходатайствуют о продлении сразу на максимально допустимый срок, а ежемесячно или с другой периодичностью выходят в суд с ходатайствами с целью продлить его на 30 дней или дольше, но в рамках возможного срока.

Отказ в удовлетворении ходатайства

Если суд посчитает основания, приведенные в постановлении о возбуждении ходатайства, приложенные к нему материалы и исследованные обстоятельства не достаточными для домашнего ареста, он отказывает в его удовлетворении. В таком случае судья при наличии оснований может сам применить другую меру в виде:

  1. Запрета определенных действий.
  2. Залога.

Отмена и изменение домашнего ареста

Общие правила для отмены или изменения избранной меры пресечения прописаны в ст. 110 УПК РФ. Из них основные:

  • отмена при отсутствии дальнейшей надобности;
  • изменение на более строгую или более мягкую – при обстоятельствах, описанных в вышеприведенных статьях 97, 99 УПК РФ.

Домашний арест отменяется на основании соответствующего постановления следователя, дознавателя или суда, в производстве которых находится уголовное дело.

Более строгая мера пресечения по отношению к домашнему аресту – только заключение под стражу.

Изменение на эту меру может происходить также исключительно по постановлению суда по ходатайству следователя или дознавателя (в период расследования) или УИИ (во время судебного рассмотрения). Такое решение может быть принято в следующих обстоятельствах:

  1. Несоблюдения условий домашнего ареста.
  2. Несогласия с применением тех. средств контроля.
  3. Умышленного их повреждения, уничтожения, нарушения целостности.
  4. Совершения действий, приводящих к нарушению нормальной работы оборудования.

Запреты при домашнем аресте

Исходя из сути домашнего ареста, подозреваемому или обвиняемому запрещено покидать пределы жилья, которое определено судом как место исполнения этой меры пресечения. Суд при назначении приводит список некоторых ситуаций, в которых:

  • арестованный может выходить из дома (гулять, учиться, работать и пр.), время, когда он может это делать;
  • покидать место домашнего ареста категорически запрещено, к примеру, ночью.

Исчерпывающий перечень прочих запретов для лица, подвергнутого домашнему аресту, перечислен в пунктах 3-5 части 6 ст. 105.1 УПК РФ. Они могут применяться как сразу все, так и некоторые.

Человеку под домашним арестом могут запретить:

  1. Общаться с определенными лицами. Суд указывает сведения, позволяющие определить этих лиц.
  2. Отправлять и получать почтово-телеграфные отправления.
  3. Пользоваться средствами связи и сетью «Интернет». Возлагая такой запрет, суд также указывает ситуации, когда пользоваться ими разрешается, к примеру, при дистанционном обучении для приема-передачи информации.
  4. Просить о расширении разрешенных действий, снятии некоторых из запрещенных, возможно и вполне перспективно, если ранее наложенные ограничения беспрекословно соблюдались, при рассмотрении судом ходатайства о продлении срока домашнего ареста.

Что не может быть запрещено?

Лицо, к которому применен домашний арест, не имеют права ограничить в том, чтобы воспользоваться телефонной связью:

  1. Для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб, если происходит чрезвычайная ситуация.
  2. Для связи с контролирующим органом, лицом, расследующим дело.

О каждом таком звонке нужно сообщать в УИИ.

Как контролируется исполнение домашнего ареста

Порядок контроля за подозреваемыми и обвиняемыми, подвергнутыми домашнему аресту, утвержден совместным приказом правоохранительных органов и Минюста от 11.02.2016 года. Постановление суда о домашнем аресте незамедлительно направляется в подразделение УИИ по месту, где он будет исполняться.

Получив это постановление УИИ сразу же приступает к контролю за тем, чтобы арестованный находился в установленном ему месте и соблюдал запреты.

Начало контроля

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном деле

При посещении лица под домашним арестом, уполномоченные сотрудники УИИ проверяют у него документы, наличие паспорта (если он есть, его впоследствии изымает миграционная служба или следователь/дознаватель) и составляют на него анкету. В ходе первичной беседы разъясняются:

  • условия домашнего ареста;
  • возможность изменения ограничений домашнего ареста на более строгую меру пресечения при нарушениях или на более мягкую;
  • право Инспекции беспрепятственно проводить проверки в любое время суток, за исключением ночного и не реже 2 раз в неделю;
  • возможность применения технических средств контроля.

Средства контроля

Для осуществления контроля Инспекцией может приниматься решение о применении технических средств контроля (аудиовизуальных, электронных и иных), оформляемое постановлением руководителя инспекции.

Если это произойдет, человеку под домашним арестом разъясняют ответственность в случае повреждения оборудования, ему передается памятка о мерах безопасности и правилах его эксплуатации, составляется акт приема-передачи устройств.

Перечень и правила использования этих устройств установлены Постановлением Правительства РФ № 134 от 18.02.2013.

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном деле

Средства персонального контроля

  • Электронный браслет, устанавливаемый на теле. Он предназначен для долговременного ношения (больше 3 месяцев) и имеет защиту от повреждений.
  • Стационарное (устанавливается в жилище – месте домашнего ареста) и мобильное (идет вместе с браслетом) контрольные устройства. Они принимают сигналы с браслета.
  • Ретранслятор – устройство, увеличивающее зону приема сигналов электронного браслета на контрольные устройства. Монтируется в помещении, где мера пресечения исполняется.
  • Персональный трекер – прибор, отслеживающий местоположение, устанавливаемый на теле.

Средства аудиовизуального контроля

Их ставят в жилье, определенном судом местом домашнего ареста, исключительно с письменного согласия проживающих вместе с подозреваемым или обвиняемым лиц. Их могут предоставлять и для слежения в период пребывания вне пределов жилища.

Технические средства

Призванные обеспечивать работу приборов дистанционного контроля, сбор и хранение информации с них.

Необходимые средства контроля устанавливаются уполномоченными сотрудниками Уголовно-исполнительной инспекции, исходя из наложенных судом запретов и технической возможности.

Статистика

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном делеСтатистические данные свидетельствуют, что домашний арест не столь «популярная» мера пресечения по сравнению с заключением под стражу. Безусловно, что следствию, что суду удобней работать с заключенными под стражу обвиняемыми и подсудимыми. Но все-таки число фактов применения тоже достаточно внушительно.

Так, в первом полугодии прошлого года судами рассмотрено 3 771 ходатайство о домашнем аресте, 3 336 признаны обоснованными и удовлетворены.

Для сравнения ходатайств об избрании заключения под стражу в качестве меры принуждения рассмотрено 64 126, положительное решение принято по 54 650. Рассмотрено также 14 309 ходатайств о продлении его срока, 13 703 – удовлетворены.

Изменение иной ранее примененной меры на домашний арест имело место в 3 267 случаях.

Заключение

Любые ограничения негативно сказываются на жизни человека, к которому они применяются. Однако закон предоставляет различные варианты этих ограничений.

Читайте также:  Как доказать факт мошенничества в ук рф

Они зависят от многих обстоятельств – характера преступления, поведения лица, в преступление которого расследуется и иных.

Домашний арест в этом плане – альтернатива заключению под стражей с его полной изоляцией и отсутствием какой-либо возможности вести привычный образ жизни.

Безусловно, чтобы не допустить нарушения своих прав, предоставленных процессуальным законодательством, пользоваться ими в полной мере любому человеку необходима помощь квалифицированного юриста, специализирующегося на защите по уголовным делам.

(2

Источник: https://Zakonved.ru/ugolovnoe-pravo/inye-mery-nakazaniya/domashniy-arest.html

Статья 107 УПК РФ Домашний арест: основания, сроки и порядок применения

Время чтения 6 минут Спросить юриста быстрее. Это бесплатно! Размер шрифта: A+ | A−

Домашний арест – одна из возможных мер пресечения, которая избирается в отношении подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу. Считается альтернативой другой мере пресечения – содержание под стражей.

Об этом свидетельствуют основания, порядок применения домашнего ареста и его продления.

В то же время это более мягкий вариант, чем нахождение в следственном изоляторе, а поэтому выглядит предпочтительнее, нежели содержание под стражей.

Основания для домашнего ареста

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном деле

На практике следствие ходатайствует о таком решении суда в ситуациях, когда невозможно применить подписку о невыезде, но и содержание под стражей – слишком строгая мера. Таким образом, домашний арест – некий промежуточный вариант: обвиняемый находится как бы под арестом, с множеством ограничений и под серьезным контролем, но в комфортных домашних условиях.

В ряде случаев домашний арест применяется только потому, что надо бы, но нельзя избрать содержание под стражей. Например, есть много статей УК РФ (ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ), входящих в перечень преступлений, при совершении которых в сфере предпринимательской деятельности применять содержание под стражей прямо запрещено.

При наличии вероятности, что подозреваемый/обвиняемый скроется от следствия, от суда, ничего другого, по сути, не остается – только домашний арест. Увы, в России, залог, как мера пресечения, особой популярности не получил.

Кроме изложенного, домашний арест могут применить в случаях:

  • изменения меры пресечения на более мягкую по сравнению с содержанием под стражей;
  • изменения меры пресечения на более строгую по сравнению с подпиской о невыезде, запретом на совершение определенных действий или залогом, если подозреваемый/обвиняемый нарушил условия этих мер пресечения.

Порядок избрания домашнего ареста

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном деле

Для избрания меры пресечения проводится специальное судебное заседание. Обычно вопрос рассматривается в течение 1-2 часов, иногда чуть больше. В заседании участвуют следователь (дознаватель), прокурор, подозреваемый (обвиняемый), его адвокат и, возможно, законный представитель. Первично заслушивается позиция следствия (дознания), затем – прокуратуры. Сторона защиты либо соглашается с домашним арестом, либо, что бывает намного чаще, ходатайствует перед судом об избрании более мягкой меры пресечения. Альтернатив здесь немного – либо залог, либо запрет на совершение определенных действий.  

Если мера пресечения избирается в отношении задержанного в качестве подозреваемого, материалы от следствия (дознания) должны поступить в суд не позднее 8 часов до истечения срока (48 часов). Суду на рассмотрение вопроса отводится также 8 часов, но с момента поступления материалов.

Сроки домашнего ареста

Для цели исчисления сроков — домашний арест приравнивается к содержанию под стражей. Первично домашний арест избирается сроком на 2 месяца. Все дальнейшие продления срока, их основания, порядок, сроки и прочее – аналогичны содержанию под стражей.

Продление:

  1. Первое продление домашнего ареста возможно на срок до 6 месяцев. Решение принимается судом в том же порядке, как и проходило избрание этой меры пресечения.
  2. Второе продление допускается сроком до 12 месяцев. Это возможно только по тяжким и особо тяжким преступлениям и при особой сложности расследования уголовного дела. Постановление следователя в этом случае согласовывается с руководителем следствия на уровне региона, а дознавателя – на уровне региональной прокуратуры.
  3. Максимальный срок домашнего ареста – 18 месяцев. Продлить меру пресечения до полутора лет можно только в самых исключительных случаях. Вопрос решается региональным судом при условии согласования постановления следователя на федеральном уровне.

В срок домашнего ареста при его исчислении включается не только время применения этой меры пресечения. Также учитываются сроки задержания в качестве подозреваемого и содержания под стражей, если это применялось к подозреваемому (обвиняемому).

Ограничения и запреты при домашнем аресте

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном делеВ решении об избрании меры пресечения, суд определяет все условия нахождения под домашним арестом. Также определяются требования к подозреваемому (обвиняемому), ограничения и запреты.

Возможные запреты – ст. 105.1 УПК РФ. Таким образом, домашний арест может охватывать другую меру пресечения – запрет на осуществление определенных действий:

  • выход в определенное время за пределы жилого помещения, где лицо находится под арестом;
  • посещение определенных мест, выход из жилого помещения на определенное расстояние от него;
  • встречи, общение с определенными лицами;
  • отправление/получение почтовых отправлений;
  • использование Интернета и других средств связи.

В решении суда должно быть все четко прописано: что и когда нельзя делать подозреваемому (обвиняемому) или можно, но с конкретными ограничениями.

Запрещается устанавливать ограничения и запреты в отношении использования телефона для вызова скорой помощи, сотрудников правоохранительных органов и аварийно-спасательных служб на случай ЧС. Однако о каждом таком звонке подозреваемый (обвиняемый) обязан сообщать в орган контроля.

Нет ограничений и запретов на встречи и общение с адвокатом и законным представителем. Правда, все это должно происходить в жилом помещении, где находится подозреваемый (обвиняемый).

Если относительно каких-то запретов и (или) ограничений подозреваемый (обвиняемый) хочет получить послабления, он вправе обратиться в суд с ходатайством для изменения установленных ранее условий.

По какому адресу может проходить домашний арест:

  1. Любое жилое помещение, которое находится у подозреваемого (обвиняемого) в собственности.
  2. Любое жилое помещение, где подозреваемый (обвиняемый) постоянно прописан.
  3. Арендованное жилье, в том числе специально для домашнего ареста.
  4. Любое иное жилое помещение, в котором подозреваемый (обвиняемый) вправе проживать на законных основаниях.
  5. Лечебное учреждение, в котором подозреваемому (обвиняемому) необходимо проходить лечение, учитывая его состояние здоровья. 

Если в процессе нахождения под домашним арестом жилое помещение необходимо сменить, вопрос ставится перед контролирующим органом, следователем (дознавателем) и судом.

По месту домашнего ареста могут быть установлены аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля. Стандартно на подозреваемого (обвиняемого) надевается электронный браслет.

Порядок осуществления контроля определяется совместным Приказом Минюста, МВД, СК, ФСБ и ФСКН от 11 февраля 2016 г. № 26/67/13/105/56. Контролирующий орган – местные инспекторы УИИ.

Источник: https://law03.ru/crime/article/st-107-upk-rf-domashnij-arest

Конституционный суд дал новое толкование нормам УПК о домашнем аресте

Статья 107 УПК РФ: условия домашнего ареста при уголовном деле Конституционный суд РФ дал новое толкование положениям Уголовно-процессуального кодекса РФ о домашнем аресте, разъяснив, в каких случаях не следует применять эту меру пресечения. Дело было рассмотрено в закрытом заседании без проведения слушания.
 

Поводом для проверки конституционности норм УПК стала жалоба жителя Санкт-Петербурга Сергея Костромина. 20 июля 2017 года Московский районный суд СПб. удовлетворил ходатайство следователя о домашнем аресте Костромина, обвинявшегося в невыплате зарплаты. Наказание по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ не превышает 3 лет лишения свободы и, соответственно, деяние отнесено к преступлениям небольшой тяжести. 15 сентября срок содержания под домашним арестом был продлен по 17 ноября. 9 ноября Костромину было предъявлено в окончательной форме обвинение в совершении трех преступлений по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ – невыплата зарплаты на сумму около 78 млн руб. На следующий день следователь вынес постановление, которым ходатайствовал перед судом о прекращении уголовного дела и назначении обвиняемому судебного штрафа, поскольку тот полностью погасил задолженность по зарплате. Постановлением Московского суда СПб. от 9 ноября срок домашнего ареста был продлен Костромину до 24 ноября, правомерность этого решения подтвердила апелляция Санкт-Петербургского горсуда. При этом суды отвергли доводы защиты, полагавшей, что с учетом тяжести предъявленного обвинения домашний арест к Костромину не должен применяться. Постановлением Московского суда СПб. от 22 ноября удовлетворено ходатайство защиты об изменении Костромину меры пресечения на залог в 500 000 руб., а в случае невнесения залога до 23 ноября 2017 года предписано считать срок домашнего ареста продленным на два месяца – по 14 января 2018 года. 22 ноября составлен протокол о принятии залога, само же уголовное дело направлено мировому судье.
 

Костромин подал жалобу в КС, требуя признать не соответствующими Конституции РФ ч. 1 и 3 ст.

107 УПК в той мере, в какой ими допускается избрание меры пресечения в виде домашнего ареста лицу, обвиняемому в совершении преступления небольшой тяжести, при отсутствии условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК.

Как указал заявитель, оспариваемые им законоположения понимаются судами в соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», согласно п.

36 которого установленные ч. 1 ст. 108 УПК условия, связанные с видом и размером наказания, на домашний арест не распространяются.

Такое применение уголовно-процессуальных норм противоречит, по его мнению, правовой позиции КС РФ, который в постановлении от 6 декабря 2011 года № 27-П отметил, что домашний арест и заключение под стражу в действующей системе правового регулирования связаны с непосредственным ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, а потому применение этих мер пресечения должно осуществляться с соблюдением гарантий обеспечения данного права, схожих по своим сущностным характеристикам.

Конституционный суд по итогам рассмотрения дела пришел к выводу, что ч. 1 и 3 ст. 107 УПК не противоречат Конституции.

Вместе с тем КС отметил, что в силу принципа презумпции невиновности до вступления в законную силу обвинительного приговора подозреваемые и обвиняемые, считающиеся невиновными в совершении преступления, не должны подвергаться ограничениям, которые в своей совокупности сопоставимы по степени тяжести с уголовным наказанием, а тем более превышают его. К подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений небольшой тяжести мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена в исключительных случаях, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК (подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории РФ, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения либо он скрылся от органов предварительного расследования или от суда). Что касается домашнего ареста, то, как следует из п. 36 постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 года № 41, порядок принятия решения об избрании этой меры пресечения аналогичен предусмотренному ст. 108 УПК порядку избрания в качестве таковой заключения под стражу, но условия, связанные с видом и размером наказания, которые установлены ее ч. 1 для применения заключения под стражу, на домашний арест не распространяются, поскольку они не предусмотрены ст. 107 УПК.
 

Учитывая, что домашний арест является более гуманной мерой пресечения по сравнению с заключением под стражу, он может применяться к подозреваемым, обвиняемым в совершении преступлений небольшой тяжести, к которым заключение под стражу обычно неприменимо.

Читайте также:  Ножевое ранение ответственность статья ук рф

Однако избрание лицу домашнего ареста допустимо лишь при условии обеспечения в конкретном деле соразмерности данной меры пресечения целям ее применения, а значит, по общему правилу, должно соотноситься с возможностью назначения лицу уголовного наказания в виде лишения свободы.

Согласно ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, перечисленных в ст.

63 УК РФ (рецидив преступлений, наступление тяжких последствий в результате преступления и др.), за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст.

233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.
 

Должностное лицо органа предварительного расследования обязано обосновать необходимость избрания домашнего ареста или продления его срока в деле о преступлении небольшой тяжести, а суд – проверить соблюдение условий и предпосылок для его применения, включая причастность подозреваемого, обвиняемого к совершению преступления, с точки зрения наличия нормативной возможности назначения за соответствующее деяние наказания в виде лишения свободы, если виновность данного лица в его совершении будет подтверждена приговором суда.
 

Если же представленные следствием суду сведения, послужившие основанием для применения домашнего ареста, на момент принятия такого решения не свидетельствовали о наличии нормативной возможности назначения фигуранту наказания в виде лишения свободы, что было подтверждено ходом дальнейшего рассмотрения уголовного дела, за ним, по смыслу правовой позиции КС РФ, выраженной в постановлении от 16 июля 2015 года № 23-П, может быть признано право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК в случаях, когда органом следствия или судом не принято решение о полной реабилитации.
 

В то же время могут иметь место случаи, когда отступление от общего правила применения домашнего ареста лишь при нормативной возможности назначения подозреваемому, обвиняемому наказания в виде лишения свободы допустимо, если оно обусловлено такими обстоятельствами, в которых без использования, по крайней мере, данной меры пресечения задачи уголовного судопроизводства с высокой долей вероятности не будут выполнены. Именно для таких исключительных случаев в УПК предусматривается возможность применения мер пресечения, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, даже притом что, по общему правилу, оно не допускается.

Как постановил КС, выявленный конституционно-правовой смысл положений ч. 1 и 3 ст. 107 УПК является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике. Решения в отношении Сергея Костромина, если они расходятся с данным истолкованием, подлежат пересмотру.

Источник: https://legal.report/konstitucionnyj-sud-dal-novoe-tolkovanie-normam-upk-o-domashnem-areste/

Кс разъяснил правила применения домашнего ареста

22 марта Конституционной Суд РФ вынес Постановление № 12-П/2018 по делу о проверке конституционности ч. 1 и 3 ст.

107 «Домашний арест» УПК РФ, которые, по мнению заявителя, нарушают основной закон в той мере, в какой ими допускается избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, при отсутствии условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

Поводом для обращения послужила следующая ситуация. Постановлением от 20 июля 2017 г. Московский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста заявителю, обвинявшемуся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.

2 ст. 145.1 – невыплате зарплаты на общую сумму свыше 30 млн рублей. Максимальное наказание за данное преступление не превышает трех лет лишения свободы, и в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ оно отнесено к преступлениям небольшой тяжести. Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе.

15 сентября срок содержания заявителя под домашним арестом был продлен до четырех месяцев – по 17 ноября 2017 г. А 9 ноября ему было предъявлено в окончательной форме обвинение в трех преступлениях, предусмотренных ст. 145.1 УК РФ, выразившихся в невыплате заработной платы на общую сумму около 78 млн руб.

, а срок содержания под домашним арестом был продлен до 24 ноября 2017 г. При этом уже 10 ноября следователь вынес постановление, в котором ходатайствовал перед судом о прекращении уголовного дела в связи с полным погашением обвиняемым задолженности по заработной плате и назначении ему судебного штрафа.

22 ноября было удовлетворено ходатайство стороны защиты об изменении заявителю меры пресечения в виде домашнего ареста на залог в размере 500 тыс. руб., а уголовное дело направлено по подсудности мировому судье.

В своей жалобе заявитель указал, что положения ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ понимаются судами в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41, согласно п. 36 которого установленные ч. 1 ст.

108 УПК РФ условия, связанные с видом и размером наказания, на домашний арест не распространяются. Такое применение уголовно-процессуальных норм заявитель считает противоречащим правовой позиции Конституционного Суда РФ, который в Постановлении от 6 декабря 2011 г.

№ 27-П отметил, что домашний арест и заключение под стражу в действующей системе правового регулирования связаны с непосредственным ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, а потому применение этих мер пресечения должно осуществляться с соблюдением гарантий обеспечения данного права, схожих по своим сущностным характеристикам.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд пояснил, что выраженная в Постановлении № 27-П/2011 правовая позиция о необходимости применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, с соблюдением предусмотренных Конституцией РФ гарантий обеспечения данного права, схожих между собой по своим сущностным характеристикам, в полной мере распространяется на решение вопроса об избрании и применении меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести. При этом схожесть указанных конституционных гарантий не означает необходимости идентичности условий применения домашнего ареста и заключения под стражу, поскольку ими по-разному ограничивается право на свободу и личную неприкосновенность.

КС отметил, что сама по себе дифференциация мер пресечения, избираемых в отношении подозреваемых и обвиняемых с учетом тяжести выдвинутого подозрения и обвинения, в том числе позволяющая применять домашний арест в уголовных делах о преступлениях небольшой тяжести более широко, чем заключение под стражу, направлена на обеспечение требований справедливости, соразмерности ограничения прав и свобод, соблюдения баланса частных и публичных интересов при производстве по уголовному делу.

Суд также указал, что могут иметь место случаи, когда отступление от общего правила применения домашнего ареста лишь при нормативной возможности назначения подозреваемому, обвиняемому наказания в виде лишения свободы допустимо, если оно обусловлено такими обстоятельствами, в которых без использования данной меры пресечения задачи уголовного судопроизводства не будут выполнены. Как подчеркнул КС РФ, именно для таких исключительных случаев в УПК РФ предусматривается возможность применения мер пресечения, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, хотя, по общему правилу, оно не допускается.

«Соответственно, применение домашнего ареста – с учетом более гуманного (менее строгого) характера данной меры пресечения по сравнению с заключением под стражу и с учетом возможности наложения запретов и ограничений, установленных ч. 7 ст.

107 УПК Российской Федерации, не полностью, а выборочно – в тех случаях, когда применение лишения свободы за преступление небольшой тяжести невозможно, но имеются такие исключительные обстоятельства, не противоречило бы его природе», – указал Конституционный Суд.

Таким образом, КС РФ сделал вывод о том, что ч. 1 и 3 ст.

107 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных ч. 1 ст. 108 Кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Конституционный Суд также постановил, что правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявителя, если они основаны на положениях ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Представлявший заявителя адвокат АП Санкт-Петербурга Александр Зимин оценил постановление КС РФ с точки зрения формирования практики правильного применения домашнего ареста как очень хорошее. Он отметил, что предприниматели сегодня подвергаются неприятному давлению через категорию преступлений небольшой тяжести.

По данной категории дел избирается домашний арест. Как полагает Александр Зимин, постановление КС РФ решает эту задачу, прямо указывая: если нельзя заключить под стражу в силу прямого указания закона, то нельзя в отсутствие особых обстоятельств, перечисленных с п. 1 по п. 4 ч. 1 ст.

108 УПК РФ, заключить лицо под домашний арест.

По мнению Александра Зимина, постановление КС РФ, безусловно, положительно повлияет на правоприменительную практику по преступлениям, предусмотренным ст. 145.1 УК РФ, поскольку является прецедентным и направлено в пользу обвиняемых и подозреваемых.

Комментируя решение КС, старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов назвал его взвешенным и разумным.

Он обратил внимание, что Конституционный Суд фактически отметил, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу возможно лишь с соблюдением требований не только ст. 107, но и ст.

108 УПК РФ, что связано со строгостью данной меры пресечения и особыми условиями ее применения, предусматривающими изоляцию подозреваемого (обвиняемого) от общества.

Вместе с тем эксперт выразил удивление применением данной меры пресечения к заявителю в рассматриваемой ситуации. «Нарушение ст. 108 УПК РФ носило очевидный характер, и тем не менее суд, удовлетворивший ходатайство следователя, пошел на такое нарушение.

На мой взгляд, это еще раз с очевидностью указывает на соглашательскую позицию наших судебных органов по отношению ко всем ходатайствам стороны обвинения и ошибочное восприятие судами меры пресечения в виде домашнего ареста как гуманной и не нарушающей серьезным образом права обвиняемого, что позволяет судам не вникать ни в какие доводы защиты при подобных ходатайствах», – заключил Андрей Гривцов.

В то же время партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов высказал мнение, что постановление нельзя на практике рассматривать как указание на то, что Конституционный Суд рекомендовал судам по делам о преступлениях небольшой тяжести избирать не заключение под стражу, а именно домашний арест. «Во-первых, это прямо не следует из постановления, а во-вторых, данное постановление содержит рекомендации о применении меры в виде домашнего ареста по делам небольшой тяжести, т.е. если суд считает необходимым избрать именно эту меру», – пояснил он.

Как полагает Сергей Гревцов, Суд понял и зафиксировал в мотивировочной части самую важную мысль, которую заявитель жалобы пытался донести, однако в резолютивной части КС ее не отразил.

«Данная правовая позиция заключается в следующем: если даже на момент избрания меры пресечения в виде заключения под стражу грозила уголовная ответственность в виде лишения свободы, но в ходе предварительного следствия обвиняемым предприняты действия, которые в дальнейшем исключают возможность назначения наказания в виде лишения свободы, то при отсутствии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ, мера пресечения в виде домашнего ареста не может быть продлена судом и должна либо быть изменена на более мягкую, либо вообще в ходатайстве следователя о продлении сроков домашнего ареста должно быть отказано», – отметил Сергей Гревцов.

Читайте также:  Жалоба на участкового полици: образец, куда подать, наказание

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-pravila-primeneniya-domashnego-aresta/

Статья 107. Домашний арест // Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2003

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.
  • 1. Домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете:
  • 1) общаться с определенными лицами;
  • 2) получать и отправлять корреспонденцию;
  • 3) вести переговоры с использованием любых средств связи.

2.

Домашний арест в качестве меры пресечения избирается в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда при наличии оснований и в порядке, которые установлены статьей 108 настоящего Кодекса, с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств.

3. В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, а также указываются орган или должностное лицо, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений.

1. Содержание домашнего ареста состоит в запретах обвиняемому (подозреваемому): покидать определенное помещение (здание, участок территории), общаться с некоторыми лицами устно, письменно и по средствам связи, устанавливаемых в целях обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). О надлежащем поведении см. комментарий к ст. 102 УПК.

Домашний арест является физически-принудительной мерой пресечения, физически изолирует обвиняемого (подозреваемого) от общества, избирается без его согласия и согласия органов, обеспечивающих соблюдение установленных ограничений. О проблеме согласия обвиняемого (подозреваемого) на домашний арест см. комментарий к п. 3 настоящей статьи.

2. Не могут быть ограничены процессуальные права обвиняемого и подозреваемого на участие в судебных заседаниях; следственных и иных процессуальных действиях (например в допросе свидетеля, производимом по ходатайству обвиняемого); отправке письменных жалоб, получении по почте повесток и других процессуальных документов, ведение переговоров с защитником и т.д.).

3. При домашнем аресте свобода передвижения обвиняемого (подозреваемого) ограничивается больше, чем при подписке о невыезде.

Ему может быть запрещено постоянно или в определенное время: покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, пансионата, санатория, больницы, гостиницы); посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения, место работы, место жительства соучастников, свидетелей, потерпевших); выходить из жилого помещения без сопровождения.

В силу отличия домашнего ареста от заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) не может быть принудительно помещен в специализированное помещение (закрытого типа). При домашнем аресте отсутствует «содержание под стражей» (п. 42 ст. 5 УПК). Однако при согласии обвиняемого (подозреваемого) домашний арест может исполняться в месте, указанном в решении суда.

При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц.

Перемена места жительства или пребывания обвиняемым (подозреваемым) допускается по судебному решению, так как это существенно изменяет условия домашнего ареста, установленные решением суда (ч. 4 ст. 110 УПК).

О понятии места жительства см. комментарий к ст. 102 УПК.

4. Ограничения общаться с определенными лицами могут заключаться в запрете на встречи и разговоры с участниками судопроизводства по этому делу (подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать производству по делу).

При домашнем аресте как правило не запрещается общаться с совместно проживающими лицами.

5. Запрет получать и отправлять корреспонденцию требует расширительного толкования. Согласно закону РФ «О почтовой связи» от 17.07.99 г. № 176-ФЗ (ст.

2) к корреспонденции относятся только простые и регистрируемые письма, почтовые карточки, секограммы (сообщения для слепых), бандероли и мелкие пакеты.

При домашнем аресте дополнительно может быть ограничено получение и отправление всех почтовых и телеграфных отправлений (корреспонденции, посылок, прямого контейнера, телеграмм), а также ограничение на пользование иными услугами связи (кроме осуществления почтовых переводов денежных средств).

В целях воспрепятствования производству по делу обвиняемому (подозреваемому) может быть запрещено общаться с журналистами, делать заявления через средства массовой информации.

6. Ограничения по ведению переговоров устанавливаются путем указания лиц, с которыми запрещено или разрешено вести переговоры, а также определенных средств связи (интернета, электронной почты, телефона, телетайпа, факса, радио и др.).

7. Для избрания домашнего ареста необходимо наличие оснований, условий, мотивов и вынесение судом соответствующего постановления или определения (ст. 97, 99, 101 УПК).

8. Закон в качестве специального условия предусматривает, что домашний арест применяется при наличии оснований и условий для заключения под стражу (см. комментарий к ст. 108 УПК) тогда, когда содержание под стражей обвиняемого или подозреваемого (помещение в следственный изолятор) не целесообразно в силу ряда обстоятельств:

  1. — старческого возраста, тяжелого состояния здоровья, беременности или кормления грудью;
  2. —  особого социального или должностного статуса (по практике Уставов уголовного судопроизводства 1864 года домашний арест применялся к высокопоставленным чиновникам, военным начальникам, депутатам);
  3. — наличия места жительства или пребывания.

— наличия нормативной, организационной и материально-технической базы для исполнения домашнего ареста. На сегодняшний день отсутствие этого условия практически исключает использование данной меры пресечения в практике.

9. Домашний арест избирается в таком же порядке, как и заключение под стражу. См. комментарий к ст. 108 УПК.

10. Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэтому указание конкретных ограничений суд должен мотивировать.

Токийские правила, утвержденные резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.90 № 45/110, предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением.

Конкретные ограничения для обвиняемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. 2.6; 12.2).

В процессе применения не связанных с тюремным заключением мер соблюдается право обвиняемого на личную жизнь, а также право на личную жизнь его семьи (п. 3.11.).

11. Суд указывает тот орган или должностное лицо, на которые возлагается надзор за соблюдением установленных ограничений. Эти органы и должностные лица определяются подведомственными нормативными актами.

При этом редакция ч. 3 комментируемой статьи подчеркивает некоторую «добровольность» домашнего ареста по сравнению с заключением под стражу. Пункт 3.4. Токийских правил (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.

90 № 45/110) предусматривает, что не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого и которые применяются до формального разбирательства или суда, требуют согласия обвиняемого.

Однако вывод об обязательности согласия обвиняемого для его домашнего ареста (действительно не  связанного с тюремным заключением) является не верным. Во-первых, при домашнем аресте устанавливаются не обязательства, а ограничения.

Во-вторых, домашний арест избирается при наличии оснований для заключения под стражу, которое в данном случае нецелесообразно. Поэтому отказ обвиняемого от домашнего ареста «автоматически» влечет заключение под стражу.

Изложенное свидетельствует, что при домашнем аресте присутствует физическое принуждение, которое не позволяет толковать норму ч. 3 ст. 107 так, будто бы запреты «соблюдаются» самим обвиняемым, а органы «надзирают» за этим.

В действительности обвиняемый «подвергается ограничениям», а надзирающий орган не может быть пассивным наблюдателем нарушений со стороны обвиняемого (подозреваемого).

Эти нарушения должны предупреждаться и пресекаться с помощью соответствующих контролирующих полномочий (выставление охраны, контроля сообщений и переговоров, применение физической силы и специальных средств).

12. Закон не устанавливает специальный срок применения домашнего ареста (об общем сроке действия меры пресечения см. комментарий к ст. 97 и 100 УПК).

Время домашнего ареста засчитывается в срок заключения под стражу (ч. 10 ст. 109 УПК).

Соответственно этому время домашнего ареста (в качестве части срока заключения под стражу) должно быть засчитано в срок уголовного наказания в виде лишения свободы из расчета один день за один день (несмотря на то, что в ст.

72 УК РФ это прямо не предусмотрено). Кроме того, процессуальный закон специально устанавливает правило исчисления срока домашнего ареста (ч. 1 ст. 128 УПК).

Эти обстоятельства, содержание запретов при домашнем аресте, а также процедура его применения свидетельствуют о высокой степени принудительности домашнего ареста, которая приближается к заключению под стражу.

12.1. В соответствие с международно-правовыми нормами должен быть установлен специальный срок домашнего ареста по аналогии со сроком заключения под стражу (ст. 109 УПК).

Каждое арестованное лицо имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение (ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 Римской Конвенции). Срок действия меры, не связанной с тюремным заключением, не превышает срока, установленного компетентным органом в соответствии с законом (п. 11.1 Токийских правил).

Если суд при избрании домашнего ареста не установит его срок, то фактически домашний арест будет действовать пока ведется предварительное расследование и судебное разбирательство, то есть до истечения срока давности уголовного преследования (до 15 лет по особо тяжким преступлениям – ст. 78 УК РФ).

Это грубо и неоправданно (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ) нарушает международные стандарты и Конституционное право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ).

Если суд не установит срок домашнего ареста, то обвиняемый фактически теряет возможность обжаловать неограниченное продление срока содержания под домашним арестом.

Представляется, что суд в постановлении (определении) об избрании домашнего ареста должен установить срок ограничений по правилам ст. 109 УПК РФ. По сходным правилам срок домашнего ареста должен продлятся.

13. Решение суда об избрании домашнего ареста (или в отказе в этом) может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения (ч. 11 ст. 108 УПК). В течение 3 суток кассационная жалоба или представление должны быть рассмотрены кассационной инстанцией. См. комментарий к ч. 11 ст. 108 УПК.

14. Домашний арест может быть отменен или изменен только по решению суда (ч. 4 ст. 110 УПК). Данная норма нуждается в ограничительном толковании. См. комментарий к ст. 110 УПК.

15. При нарушении ограничений и запретов обвиняемым (подозреваемым), содержащимся под домашним арестом, мера пресечения может быть изменена на заключение под стражу (ст. 110 УПК).

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/komm-107.htm

Ссылка на основную публикацию